Maxim Andreev (engineerandreev) wrote,
Maxim Andreev
engineerandreev

Как я становился гидравликом

Пришло время раскрыть большую тайну. Из МГТУ им. Н.Э. Баумана (по моим данным) за всю современную историю не был отчислен ни один глупый (или неспособный к инженерному делу) студент. Это я стал понимать примерно к третьему курсу и сейчас, работая третий год преподавателем, только убеждаюсь в верности этой гипотезы. Система обучения устроена таким образом, что отчислен может быть только тот студент, который (по причине тотальной лени, либо безразличия) сам этого желает. Поэтому когда меня спрашивают абитуриенты трудно ли учиться в МГТУ, я всегда отвечаю, что учиться у нас не трудно, а много.
Кроме того, система, в которой преподаватель зачастую позиционирует себя неким вершителем судеб (вместо того, чтобы формально оценивать знания), неизменно приводит к тому, что диплом инженера получают люди, которые не имеют к технике ровным счётом никакого отношения. Родителями и абитуриентами МГТУ воспринимается как школа по "вправке мозгов", ВУЗ послушно откликается на запрос общества и постепенно превращается из кузницы инженерных кадров в контору по выдаче бумажек о том, что человек способен по 16 часов в сутки заниматься совершенно неинтересным ему делом, да притом ещё и бесплатно.
Я на своём опыте много раз ощущал весь ущерб, который был нанесён репутации МГТУ сложившейся системой. Давно прошли те времена (я их не застал), когда достаточно было сказать на современном заводе, что ты из МГТУ и тебе крепко жали руку. Теперь нужно сначала пробивать стену недоверия и скепсиса, прежде чем к тебе начнут прислушиваться как к специалисту. Многие преподаватели давно утратили связь с промышленностью, вопросы репутации ВУЗа их не касаются, поэтому студенты даже приобрели привычку в качестве последнего аргумента слёзно рассказывать им, что они не собираются работать инженерами и что пришли сюда за корочкой. Поразительно, но преподаватель почти всегда идёт навстречу нерадивому студенту, т.к. видит свою миссию не в оценке полученных знаний, а в активном участии в личной жизни студента, частью которой является добыча корочки о высшем образовании.
Но этот пост не о том как всё плохо, а скорее о том, как при сложившейся системе обучения всё же стать хорошим специалистом. Благо, в МГТУ для этого всё есть, нужно только глубже копнуть. Как уже стало понятно, рассчитывать на выделенных преподавателей в этом деле не стоит. Они (за редким исключением) полностью озадачены проблемой как поставить тройки последним бездельникам, но при этом соблюсти все формальности. Поэтому нужно отдавать себе отчёт в том, что если вы отлично освоили весь теоретический материал курса, вы можете считать себя самым умным дураком в своей профессиональной области. Ещё более актуально это утверждение для практической части курса. Даже самый лучший преподаватель, если и может отслеживать последние тенденции развития техники (благодаря участию в научной работе), то переписывать каждый год свой курс обучения под новейший софт, последние технологии, а также оснащать лабораторию современной техникой уже точно будет не в состоянии.
Таким образом, для того, чтобы стать хорошим специалистом, нужно придерживаться двух простых правил:
1) любой ценой стараться вырваться за рамки общей программы курса;
2) с 3-4 курса пойти работать по специальности.
К слову, последний пункт актуален ещё и потому, что когда после окончания университета вы окажетесь на бирже труда, вас ждёт неприятный сюрприз, что все нормальные работодатели ищут инженеров с опытом работы от 2-3 лет.
Собственно, мой рассказ будет о том, как я начал свой путь в освоении своей специальности.
С первым пунктом справиться было нетрудно. На эмоциональном подъёме, который был описан в предыдущем посте, я подошёл к изучению первого специального курса - механике жидкости и газа (а по сути - простой гидравлике). Первым делом я просто взял задачник и в свободное время стал решать все задачи подряд (естественно, хватило меня ненадолго, но задел получился неплохой).
С вторым пунктом всё тоже сложилось более чем удачно. На третьем курсе мне удалось устроиться на работу в ОКБ Сухого в отдел шасси на два рабочих дня в неделю. Нельзя сказать, что это было именно то, о чём я мечтал, когда поступал в МГТУ, но, как минимум, мне наконец-то удалось приобщиться к миру проектирования самолётов.
Казалось бы, чем может заниматься студент-третьекурсник, устраиваясь на работу инженером? В случае, например, с нашей кафедрой, вопрос действительно непростой. Обычно, раньше 3-4-го курса самым интересным заданием может быть разгрести хлам в мастерской, либо сделать ручку для швабры. Но если мы говорим про оборонные КБ, то тут для студента традиционно было (и есть) настоящее раздолье. В то время самой распространённой работой был перевод многочисленных чертежей из бумажного вида в цифровой. Пожилые конструкторы для этого не годились, зато для студента - работа в самый раз.
В ОКБ Сухого мне повезло немного меньше и я всего лишь исправлял некорректно сохранённые из одной программы в другую чертежи. Интереса добавлял разве что тот факт, что чертежи относились к истребителю пятого поколения Т-50 (или ПАК ФА, как его нынче именуют).
Дальше началось вообще невообразимое. Мне доверили исправить конструкцию одного гидрошарнира, который неудачно задевал один из кронштейнов при уборке шасси. Задача была тем интереснее, что сделать это нужно было в автокаде, т.е. в 2D, поэтому заодно удалось вспомнить и все премудрости начертательной геометрии, от которой, благодаря 3D САПРу я уже успел отвыкнуть.
Завершился этот апофеоз тем, что мне поручили разработать целый стенд для наземных испытаний шасси. Работа эта попала на студенческие каникулы, поэтому сначала всё шло довольно бойко. Мне даже удалось поучаствовать в обсуждении вариантов конструкции наравне с настоящими инженерами, что, безусловно, мне очень льстило.
Затем начался семестр с значительно менее удобным расписанием, и я смог работать только по субботам. Таким образом, я утратил контакт со своим начальством, что мешало продвигать работу, а по мере погружения в курсовой проект по деталям машин, и интерес к этой работе. Формальную точку на моей карьере авиаконструктора поставил кризис 2008-го года, когда ОКБ Сухого, следуя за общим трендом, стало сокращать сотрудников и начало, естественно с "мёртвых душ".
Как я уже писал выше, в то же время я активно осваивал единственный курс своей специальности - гидравлику. Этот курс я отнёс к той категории, оценка по которой меня совершенно не волновала, т.к. я и так считал, что знаю всё отлично. Поэтому я не расстроился, когда сдал экзамен на 4-ку. В следующем семестре лектор объявил о том, что летом и осенью наша кафедра планирует принять участие в двух олимпиадах по гидравлике.  Поздним летом в Одессе (международная), а другая осенью в губкинском университете (всероссийская). Лектором были выдвинуты кандидатуры из числа отличников для подготовки к этим мероприятиям, куда я, конечно же не попал. Но за компанию разрешалось поучаствовать и добровольцам из числа лузеров. Однако, случилось так, что отличники не пожелали отвлекаться от зарабатывания отличных оценок, и к подготовке приступили только "добровольцы".
Нужно сказать, что преподаватель, который готовил нас к олимпиаде лично для меня совершил переворот в сознании в плане решения задач. Задачи, на которые я тратил час и пару листов, им решались за 5 минут и в три строчки. Одним словом, подготовка продвигалась очень продуктивно, и настрой был вполне боевой. На олимпиаду в Одессу мы ехали не только с желанием застать бархатный сезон, но и с уверенностью занять призовые места.
На деле удалось выполнить лишь первую часть плана. На олимпиаде мы столкнулись с суровой реальностью, которая заключалась в том, что наш бренд, о котором нам непрерывно твердили на введении в специальность давно ничего не значит, и что по факту как специалисты по гидравлике мы ничем не лучше губкинцев и уфимцев. Конечно, можно списать всё на то, что задачи на той олимпиаде были чуть ли не хрестоматийными для нефтянников и совершенно не знакомые нам, что одна задача была неправильно решена даже проверяющей комиссией, что нам не обеспечили нормальный доступ к особым справочным данным, без которых одна из задач решалась, но с неправильным ответом... Но по факту мы оказались гораздо хуже наших оппонентов и заняли места где-то в конце первого десятка.
Конечно, это был удар по самолюбию. Не было никакого желания мобилизовывать свои силы к следующей олимпиаде, но и отказываться от участия было уже неприлично. Всё время перед олимпиадой я не открывал учебник, а за день вообще пошёл в институт Гёте на показ какого-то немецкого фильма и после выпил пару бокалов вина на халяву. На саму олимпиаду я пришёл с желанием скорее опозориться и уйти.
На этот раз с вариантами задач повезло значительно больше, т.к. попались пара заданий, по которым мы как раз готовились. Конечно, благодаря моему фатализму и отказа от подготовки мне это практически не помогло, но хотя бы у меня не случилось шока как летом. На удивление задачи пошли довольно легко. Был небольшой затык с уравнением движения тела, брошенного под углом, т.к. я забыл школьную формулу, но умение интегрировать позволило мне их без труда вывести. И вот, когда время подходило к концу, я решил все задачи, за исключением одной, которую вообще был без понятия как решать. Я уже собрался с чувством выполненного долга уходить, но что-то меня остановило, и я решил всё-таки добить эту задачку нетривиальным методом, который внезапно пришёл в голову. Позже выяснилось, что я напутал со временем и ушёл на час раньше, что, однако, нисколько меня не расстроило.
Я поехал в университет и уже забыл думать об олимпиаде, как внезапно вечером мне звонит наш преподаватель и сообщает, что по результатам проверки работ я делю первое место с парнем из Губкинского универсистета. Но это ещё ни о чём не говорило, т.к. ещё был день, отведённый на апелляции, который мог всё изменить.
Тут нужно отметить, что олимпиада проводилась Губкинским университетом, а, как известно, кто платит, тот и заказывает музыку. До нас доходили слухи про разного рода скандалы, связанные с подсуживанием в пользу хозяев. Не буду судить о правдивости этих слухов, но ехать на апелляцию и наивно думать, что мне там добавят баллов, а не задавят авторитетом и не выбросят вообще из тройки призёров, оснований не было. Впрочем, так и случилось с моими однокурсниками, которые по результатам своих прений только опустились ниже в списке.
Проблема с равным количеством баллов была вызвана прежде всего тем, что и я, и мой соперник решили все задачи с практической точки зрения верно. После дополнительной проверки моей работы было обнаружено, что я учёл лишнее гидравлическое сопротивление (которое было настолько мало, что не повлияло на ответ), за что мне и снизили баллы. Но в такой борьбе проигрывать было совершенно не обидно, и у меня не было никаких оснований заявлять, что меня якобы засудили.
За второе место я получил, если мне не изменяет память, чуть ли не 30 килорублей, но самое главное, перешёл из категории троечника в категорию призёра Всероссийской олимпиады по гидравлике! А это открывало передо мной двери, о которых раньше я со своими оценками не мог и мечтать...
Об этих дверях расскажу в следующих частях своего дневника.
Tags: МГТУ им. Н.Э. Баумана, Моя история, студент
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments